Вики Буллин, генеральный директор Coley Porter Bell: «Я думаю, что Лондон до сих пор считается столицей лучшего в мире дизайна, но мы можем потерять этот статус в XXI веке»

На прошлой неделе Popsop взял интервью у Вики Буллин (Vicky Bullen), главы лондонского дизайн-агентства Coley Porter Bell, которое работает с клиентами не только в Великобритании, но и далеко за ее пределами, включая Россию. Она рассказала редактору Popsop Екатерин Белан о проектах с Pernod Ricard Rouss и кондитерской фабрикой им. Крупской, поделилась мыслями о возможностях британского дизайн-бизнеса за рубежом, об упадке бренда «Креативной Британии»  и способах выхода из сложившейся ситуации.

— Вики, вы, вероятно, знаете, что в России относительно недавно был анонсирован запуск двух продуктов Pernod Ricard Rouss с новым дизайном упаковки, который разрабатывали Coley Porter Bell, — речь идет о водке «Алтай» и текиле Olmeca. О вас узнали российские компании, возможно, ваши потенциальные клиенты. Вы когда-либо рассматривали Россию как привлекательный зарубежный рынок для вашего дизайн-бизнеса? Вообще, есть ли у брендинговых компаний, входящих в группу WPP, единый «пророссийский» вектор?

Россия это растущий, и поэтому, очень привлекательный рынок. Мы действительно думали об открытии офиса в России, но потом решили, что лучше развивать бизнес в этом регионе, работая с глобальными брендами наших клиентов на их «территории», при этом контролируя дизайнерскую часть работы из Лондона.

На самом деле, в WPP нет единого вектора относительно России.  Как говорит сам сэр Мартин Соррелль, его стратегия относительно разных WPP агентств и сетей это политика «кнута и пряника». То есть, все зависит от брифа: иногда мы сотрудничаем и объединяем команды, выбирая лучшее агентство с соответствующей экспертизой из широкого круга дисциплин. Иногда, наоборот,  жестко конкурируем друг с другом.

— Относительно проекта для водки «Алтай».  Вы работали напрямую с Pernod Ricard Rouss или с их английским офисом в Лондоне? Был ли какой-то питч на проект? Как и когда началось ваше сотрудничество по редизайну «Алтай»?

Мы работали напрямую с Pernod Ricard Rouss в Москве. Да, мы участвовали в питче наряду с тремя другими агентствами задачей было разработать новый дизайн формы и графического оформления для бренда.  К участию в питче нас пригласил Вадим Григорян, с которым  у нас был контакт в Москве по другим брендам Pernod на российском рынке. Работа по проекту началась в 2006-2007 году.

Фото: дизайн водки «Алтай», Coley Porter Bell, 2007

— В 2009 году вы работали с еще одним российским клиентом – кондитерской фабрикой им. Крупской, так? Это был крупный ребрендинговый проект, в задачи которого входило обновить  логотип бренда, разработать дизайн упаковки для трех позиций, а также освежить бренд «Пекарь». Это был ваш  первый опыт работы с российским клиентом? Было ли это трудным заданием для вашей команды — окунуться в советскую историю бренда, чтобы проанализировать и репозиционировать современный имидж бренда? Сейчас, спустя 2 года после релонча, как вы оцениваете эффективность редизайна бренда? Достигнута ли цель сделать «Крупскую» более конкурентным брендом?

fabr_krupskoy_old_logo

Рис. Старый логотип фабрики им. Крупской
fabr_krupskoy_new

Рис. Новый лого, разработанный Coley Porter Bell
fabr_krupskoy_troika

Фото: дизайн упаковки для шоколада в плитках «Тройка»

Нам было очень легко работать с этим российским клиентом.  Они очень хорошо знали свой рынок и своего потребителя. Они провели для нас очень информативный брифинг о изменяющейся ритейл-среде и разницей между московскими и петербуржскими шоколадными брендами. Это было очень важно, так как они на самом деле разные, и нам было важно понять суть «Крупской» и «Пекаря», понять, почему эти бренды любят.

Мы использовали наш собственный уникальный подход  ‘Visual Planning’, чтобы выстроить картину – визуальную суть каждого из брендов. Мы договорились об этом с клиентом еще в начале проекта, поэтому довольно быстро разработали дизайн, который отвечал нашему брифу обновить каждый из брендов, не теряя его исторической ценности.

Насколько мы понимаем, дизайн, который мы разработали, был позитивно воспринят потребителями и стал основой для дальнейшего расширения на локальном уровне.

— Относительно возможностей работы с зарубежными клиентами, какие рынки вы считаете привлекательными  в плане экспорта британского дизайна, помимо России и СНГ? Азия? Ближний Восток? Вы согласны с политикой DBA и UKTI, которая призвана продвигать и активировать выход британского дизайн-бизнеса на зарубежные рынки с целью преодоления кризиса в индустрии и в экономике страны, в целом?

Да, без сомнения, Азия и Ближний Восток это те регионы, в которых наше и другие британские агентства уже успешно работают, и имеют все шансы быть успешными и в будущем.  Это все-таки растущие развивающиеся рынки. Многие наши клиенты – это глобальные бренды, работающие и на азиатских рынках, поэтому мы должны понимать эти рынки.

У нас было много брифов от глобальных клиентов, таких как Unilever и Pernod Ricard в Азии и на Ближнем Востоке. Но мы также имеем опыт успешного сотрудничества с локальными брендами из Индии и стран Персидского Залива.

Да, я поддерживаю подход DBA.

— Я заметила, что вы недавно объявили финалистов премии CPB Shine Awards 2011. Пожалуйста, расскажите об этой инициативе и ее целях.

Креатив это то, чем мы живем. Это наша главная сфера компетенции. Это то, что отличает нас от клиентов и обеспечивает превосходство над конкурентами. Shine awards выполняет 2 важные функции для CPB. Во-первых, это помогает нам выиграть войну за таланты и позиционирует нашу компанию как будущего работодателя для выпускников арт-колледжей. Оказывая поддержку отчаявшимся найти работу молодым дизайнерам, мы получаем много хорошего взамен.  Сейчас становится крайне сложно «пробиться» в креативной британской индустрии, поэтому мы даем надежду и шанс молодым талантам в виде стипендии в 3000 фунтов и 3-месячной стажировки в нашей компании победителям конкурса.

— По вашему мнению, что должны делать британские правительственные органы в долгосрочной перспективе, чтобы предотвратить упадок «Креативной Британии»? Каким вы видите будущее британской креативной индустрии через 5 лет?

Я полагаю, Лондон до сих пор считается мировой столицей лучшего дизайна. Но точно так же, как в прошлом столетии Великобритания потеряла мировое господство в сфере промышленности, в этом веке нам грозит потеря лидерства в креативной индустрии. Есть 2 вещи, которое правительство может сделать, чтобы помочь нам удержать свои позиции, и обе касаются сфера образования.

Наше начальное и среднее образование все более стремиться к модели тестов «для галочки», столь популярной в таких странах, как США, где ученик выбирает правильный вариант из множества ответов на вопрос. Нам нужно развивать разностороннюю, открытую и разноплановую систему образования, которая не поощряет конформизм,  а направлена на развитие личности.

В обслуживающем секторе правительство  должно прекратить сокращать финансирование наших художественных школ и колледжей. Многие считают, что это образование «не заточено» под цифровые технологии, и лучше инвестировать в технические специальности.  Но ведь именно арт-колледжи подготовили за последние 40-50 лет огромное количество талантливых художников, дизайнеров, архитекторов, музыкантов и писателей «сердце» креативной Британии, наше национальное богатство.