Мир, Мнения

Что значит luxury сегодня? Интервью с директором дома Dior Сидни Толедано

Сфера предметов роскоши принимает новые формы и смыслы. По мнению исполнительного директора Dior Сидни Толедано (Sidney Toledano), сегодня — это смесь истории, качества, модерна и устремления. Об этом и о многом другом он рассказал в интервью Морису Леви (Maurice Lévy), директору Publicis Groupe.

dior_toledano_levi_01
Фото: Сидни Толедано (справа) и Морис Леви (слева), thedrum.com

Морис Леви: Кристиан Диор (Christian Dior) — это одновременно потрясающая личность и 70-летний бренд, но без единой «морщинки», с определенным стилем и имиджем. Он несомненно оставил свой след в моде. Другие громкие имена (и сильные личности), последовали его примеру, например, Yves Saint Laurent и, гораздо позже, Gianfranco Ferré. Так как дух Dior остается живым и выделяется на фоне конкурентов? Как этот бренд остается вне времени, и как можно описать дух Dior?

Сидни Толедано: Когда мсье Диор впервые показал свою коллекцию 12 февраля 1947 года, произошло то, что можно назвать «большим взрывом». Взорвалась его креативность. Пришла пора знаменитого «нового стиля», как выразился главный редактор американского Harper’s Bazaar Кармелл Сноу (Carmel Snow).

Новый стиль стал революционным. Элегантность и женственность вернулись, чтобы изгнать дурные воспоминания о войне. В 1947, когда Париж только восстанавливался после Второй мировой войны, женственность была подчинена нужде, и женщины носили мужские двубортные пиджаки. А Кристиан Диор представил барный пиджак с четким приталенным силуэтом, действительно элегантный. Это ознаменовало возрождение высокой моды.

dior_toledano_levi_barjacket
Фото: барный пиджак Dior, dior.com

Весь дух Dior был в одной этой коллекции, комбинации решительного видения художника и выдающейся находчивости «маленьких рук» (фр. “petites mains”) и это соответствовало желаниям женщин того времени. В своей последней круизной коллекции для дома Раф Саймонс (креативный директор Dior) переосмыслил барный пиджак.

dior_raf_simons_bar_jacket
Фото: барный пиджак Dior от Рафа Саймонса, dior.com

МЛ: Что такое “petites mains”?

СТ: Сегодня дизайнеры могут быть британцами, бельгийцами, немцами—настоящее творчество не зависит от паспорта. Но находчивость остается чем-то очень французским, даже парижским. Мы всегда поддерживали умения «маленьких рук», тех портных, которые шьют для нашего дома. В специализированных школах, например в той, что под управлением Chambre Syndicale de la Haute Couture, они изучают стиль, как шить и кроить. Потом они идут в наши ателье и сотрудничают с женщинами, которые работают в доме более 30 лет. Это длительный процесс обучения.

МЛ: Как бренд вроде Christian Dior сохраняет свою позицию, свой голос и имидж во времена бума социальных сетей? Такое впечатление, что у людей тенденция выбирать и смешивать.

СТ: Мы стали очень проактивными, когда пришла эра digital. Во-первых, создали свой сайт и используем его как средство донесения своих посланий, также мы делаем видео с нашими музами. Например, приключение с Марион Котийяр. Она хотела, чтобы мы сделали короткие фильмы для онлайн-трансляции. Режиссером первого стал Оливье Даан. Потом был Дэвид Линч и другие. Сегодня для каждой кампании, будь она с Дженнифер Лоуренс, Натали Портман или другими, мы всегда делаем дополнительный контент к фильму для соцсетей. В случае с Рианной результат превзошел ожидания. Мы сделали премьеру ее еще невыпущенной песни из нового альбома. Она делала публикации об этом сама. Это производит большое впечатление на молодых людей.

МЛ: Это подводит нас к двум важным вопросам: что сегодня значит роскошь, и кто покупает предметы роскоши?

СТ: Понятие «роскошь» изменилось. Эта сфера развилась и адаптировалась под новые рынки. В начале 1980-х Япония поменяла правила игры. Японцы начали путешествовать и покупать аксессуары. Начался бум товаров из кожи и часов. Более того, профиль игроков в этой сфере изменился. Внезапно мы стали нанимать людей с высшим образованием, инженеров. Потрясающий рост означал, что такие компании должны быть организованы иначе. Топ-менеджерами стали люди с реальной страстью к этому миру, к имиджу и ритейлу.

Что такое роскошь сегодня? Очевидно, это продукция исключительного качества и имиджа. Потребители хотят корней, истории, традиций, но также хотят современности, особенно потому, что они молодые. Сейчас много молодых миллионеров в возрасте от 30 до 35. Они очень хорошо информированы, независимо от национальности, благодаря интернету. Мы должны предложить им традицию, экспертность, превосходство и услуги на высшем уровне.

МЛ: Глядя на прогнозы МВФ, Мирового банка и др. возникает предположение, что средний класс будет расти и появится 500 миллионов новых потребителей предметов роскоши. Уместно ли в данном контексте говорить о роскоши, которая подразумевает избирательность, что-то редкое и драгоценное, когда есть массовый рынок такого типа?

СТ: Роскошь раньше ассоциировалась с редкостью. Haute couture — это не то, что доступно всем, это точно. Ювелирные украшения, сумки из крокодиловой кожи стоимостью более €50 000 — это не увидишь на каждом углу. Мы не позволяем себе производить слишком доступные продукты, но и при ценнике €3000 — средняя стоимость сумки Dior — мы не относимся к категории редкостей. Сегодня многие женщины могут позволить себе сумку за €3000.

dior_bag_l’elegance
Фото: сумка Dior, dior.com

И потом, есть глобальный феномен: есть покупатели в Китае , Корее и есть покупатели в Европе. Мы работаем во всем мире, находя свой подход к покупателям в разных странах, и раскрывая потенциал миллионов своих клиентов. Отсюда мой оптимизм по поводу развития сферы предметов роскоши.

МЛ: У нас есть представление, что женщины мечтают о Dior, а мужчины как-то меньше. Правда ли, что Christian Dior заинтересован в мужской аудитории?

СТ: Кристиан Диор был сконцентрирован на женщинах, но также вдохновлялся «мужскими» тканями. Он умер в 1957, у него просто не было времени заняться мужской одеждой. Это произошло позднее, уже с дизайнерами вроде Патрика Лавуа (Patrick Lavoix). В 2000 году случился феномен под названием Dior Homme с Эди Слиманом (Hedi Slimane). Это произвело революцию в мире мужской моды.

dior_homme_toledano_levi_
Фото: весенне-летняя коллекция Dior Homme 2015, dior.com

Доля мужского рынка не меньше, чем женского, наша сеть состоит почти из 200 магазинов, 60 из которых — мужские. Они развиваются особенно хорошо в Азии. До появления Dior Homme мужская одежда была в меньшей степени «модой», но сейчас мужчины отходят от своих классических ролей, глядя на собственных детей. Это развивающийся сектор, и я думаю, у Dior Homme блестящее будущее.

МЛ: Женщины мечтают о Dior, Dior мечтает о расширении мужской аудитории, а о чем мечтает Сидни Толедано?

СТ: Я скажу, что разделяю мечту мсье Диора сделать женщин более элегантными и красивыми. Мечтаю о том, чтобы наш дом, переживший сильный рост в последние годы, продолжал поддерживать этот знаменитый дух Dior.

Источник: The Drum.

BQB

Ссылки по теме